Русская школа живописи
Реализм и направленство

6 – Блуждающий художник.

В этом причина безотрадного впечатления, получаемого от творчества Верещагина. Не то плохо, что он был скорее этнографом, нежели художником, не то, что он был проповедником совершенной искренности, рассказывавшим в своих картинах виденное и пережитое им, а то, что во всем его творении слишком мало живописных достоинств. Этот культурный человек был культурен только в умственном отношении. Его интересовали идеи, но формы ему были безразличны.

Тем не менее почетное место сохранится в истории русского искусства за Верещагиным. Начать с того, что картины его не утратили до сих пор своего интереса. Это значит, что в них скрыта большая сила, большая творческая способность. Правда, они дурно написаны и беспомощно нарисованы, но зато затеяны они с большим остроумием и скомпонованы с выдающимся "режиссерским" талантом. А это не последнее дело в искусстве. Но и в чисто живописном отношении Верещагин, несмотря на свои недостатки, не лишен значения. В свое время он был пионером, и многие его световые и красочные открытия до сих пор могут служить ценными указаниями. Некоторые его индийские этюды, действительно, пропитаны светом и жаром, а в иных костюмных этюдах поражает яркость и блеск его колеров.

И.Е. Репин. Бурлаки на волге. 1870-73. Государственный русский музей.

И.Е. Репин. Иван Грозный и сын его Иван 16 ноября 1581 года. 1885. Фрагмент. Государственная третьяковская галлерея.

Самым крупным, рядом с Верещагиным, среди поколения русских художников 1870-x годов, бесспорно, является И. Е. Репин, заставший Академию художеств еще в дни ректорства Бруни, но являющийся на самом деле наиболее ярким учеником и последователем Крамского. Любопытно, что сам Крамской в своем творчестве так и остался в стороне от поощряемого им движения. Он был слишком умен и чуток, чтобы всецело отдаться довольно наивной программе искусства своего времени. Но Крамской чувствовал относительную временную важность этой программы и набирал в представители ее всех, кто только мог быть ей полезным. За их воспитание или перевоспитание принимался он с особым усердием, невзирая на тот ущерб, который он наносил им таким навязыванием узкой формулы.

Одной из жертв Крамского был и Репин, бесспорно прекрасный талант, бодрый и широкий, всю свою жизнь, однако же, проведший в каких-то блужданиях в сферах, имеющих мало общего с истинными задачами искусства.

Репин по самой природе своей - живописец. В период полного упадка нашей живописной школы, когда в Академии царили превосходные сами по себе, но совершенно не пригодные по времени прецепты Бруни, когда в остальном художественном обществе, вслед за Перовым, все побросали всякую заботу о живописи, когда в нашем высшем свете последнее слово оставалось за манерным и приторным Зичи, - Репин сумел создать себе своеобразную и сильную манеру живописи и разработать очень по тому времени свежую и верную палитру. Замечательно, что в этой области он остался вполне независимым и от Крамского, от его учительского педантизма и робкого копирования природы. Репин одним шагом ступил совершенно в сторону и в своей живописи напомнил энергичных старых мастеров, не знавших иной школы, кроме упорного изучения природы.

И.Е. Репин. Крестный ход в Курской губрнии. 1880-83. Государственная третьяковская галлерея.

К сожалению, и Репину помешала его недообразованность. Репин очень много работал над собой и далеко ушел от того мужиковатого подмастерья, каким он явился из Чугуева в Петербург в 1863 году. Однако все же Репин остался в корне дела человеком, бессознательно относящимся к своему призванию. И он, подобно Васнецову, ушел от наивного и чуткого народного понимания искусства, но так и не пришел к сознательному, культурному отношению. В частности, смысл живописи остался для него нераскрытой тайной. Всю свою жизнь Репин применял свой великолепный, но недоразвитый живописный дар к служению нехудожественным заданиям, и, разумеется, ни симпатичная в своей искренности проповедь Стасова, ни влияние политика Крамского не могли спасти его от заблуждений.

Не исправили Репина и чужие края, куда он был послан Академией уже по создании им энергичных и прекрасно скомпонованных "Бурлаков на Волге". В Риме он с чистосердечием варвара раскритиковал классиков живописи, а в Париже, по примеру всех русских, окончательно растерялся и стал метаться из стороны в сторону, не будучи в силах почерпнуть хоть что-либо из единственно полезных для него источников. По возвращении на родину Репин так и не поправился. Он переписал всех выдающихся людей своего времени, создал целый ряд обличительных картин с сюжетами из "нигилистского" и "жандармского" времени, наконец, испробовал свои силы в "историческом роде", но почти никогда не задавался задачами чистой живописи, всюду он подчинял технику и красоту красочного эффекта каким-то рассудочным соображениям.

 

И.Е. Репин. Портрет Л.Н. Толстого (за чтением). 1891 год. Акварель, графитный карандаш. Государственная Третьяковская галлерея.

 

И. Е. Репин. Портрет А. Ф. Писемского. Третьяковская галерея


Ссылки:
Рейтинг@Mail.ru
Электронная интернет версия работы Александра Бенуа "История живописи" 2009 г.